Баннеры

Лучшая частная школа Росинка. Москва.


Турнир проводится негосударственной школой Росинка

Проект негосударственной школы Росинка

Новости

Форма входа

Поиск

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Календарь

«  Октябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031




Среда, 18.10.2017, 02:59
Приветствую Вас Гость | RSS
Мировая художественная культура
Сайт ЧУ ОО средней общеобразовательной школы "Росинка"
Главная | Регистрация | Вход
Декамерон (отрывок)


ДЕНЬ ШЕСТОЙ, НОВЕЛЛА ПЯТАЯ
 
 
   Когда Нейфила умолкла и дамы вы­разили свое восхищение тем, как ловко извернулся Кикибио, Панфило по воле ко­ролевы начал так:
- Милейшие дамы! Подобно как Фор­туна под покровом низменных занятий таит иногда дивные сокровища сердечных достоинств, о чем нам только что поведа­ла Пампинея, так же точно природа в бе­зобразнейшем человеческом теле скрывает иной раз какой-нибудь чудный дар. Это мы можем видеть на примере двух наших со­граждан - о них-то я и собираюсь вкратце вам рассказать. Один из них, мессер Форезе да Рабатта, коротышка, урод, с приплюс­нутым лицом, курносый, так что самому не­казистому из семьи Барончи было бы противно на него смотреть, а вместе с тем он так знал законы, что сведущие люди про­звали его кладезем премудрости юридичес­кой. Другой, по фамилии Джотто, благода­ря несравненному своему дару все, что только природа, содетельница и мать все­го сущего, ни производит на свет под вечно вращающимся небосводом, изображал ка­рандашом, пером или же кистью до того похоже, что казалось, будто это не изоб­ражение, а сам предмет, по каковой причи­не многое из того, что было им написано, вводило в заблуждение людей: обман зре­ния был так силен, что они принимали изоб­раженное им за сущее. Он возродил искус­ство, которое на протяжении столетий затаптывали по своему неразумению те, что старались не только угодить вкусу знатоков, сколько увеселить взор невежд, и за это по праву может быть назван кра­сою и гордостью Флоренции. И тем боль­шая подобает ему слава, что держал он себя в высшей степени скромно: он был пер­вым мастером, однако упорно от этого зва­ния отказывался. Оно же тем ярче сверка­ло на его челе, чем больше его домогались и с чем большей жадностью присваивали его себе менее искусные, чем он, живописцы или его ученики. Словом, художник он был ве­ликий, а вот фигура его и лицо были ничуть не лучше, чем у мессера Форезе. Но обра­тимся к нашему рассказу.
   И у мессера Форезе и у Джотто были в Муджелло имения. В тот летний месяц, ког­да суды бывают закрыты, мессер Форезе со­брался осмотреть свои владения, а когда ехал верхом на наемной клячонке обратно, то нагнал Джотто, также осмотревшего свои владения и возвращавшегося во Фло­ренцию. Кляча и сбруя у Джотто были та­кие же убогие, как и у мессере Форезе, и вот два старика не спеша поехали вместе. Как это часто бывает летом, вдруг полил дождь, и спутники постарались как мож­но скорее укрыться у одного сельчанина, общего их знакомого и друга. Видно было, что дождь зарядил надолго, а мессеру Фо­резе и Джотто хотелось добраться до Фло­ренции засветло, и они попросили хозяина дать им на время плащи и шляпы; хозяин дал им два старых плаща, какие носят в Романье, две дырявые шляпы, за неимением лучших, и они поехали дальше.
   Вымокшие до нитки, забрызганные все время летевшей из-под конских копыт гря­зью, которая отнюдь не украшала путни­ков, они долго ехали молча, однако ж в кон­це концов разговорились, тем более что и на небе стало светлее. Мессер Форезе со вни­манием слушал Джотто, ибо тот был го­ворун изрядный, а сам все посматривал на него: то сбоку, то спереди, то сзади, - сло­вом, оглядел его с головы до ног; на себя-то он не смотрел, а у Джотто был такой жал­кий и несчастный вид, что мессер Форезе невольно расхохотался «А что, Джотто, - сказал он, - вдруг бы нам сейчас повстре­чался человек, который никогда тебя преж­де не видел, — как ты думаешь: поверил бы он, что ты - лучший живописец в мире?»
   Джотто ему на это отвечал так: «Я думаю, мессер, что поверил бы в том случае, если бы, взглянув на вас, поверил бы, что вы умеете читать по складам». Тут мессер Форезе сознал свою оплош­ность и понял, что долг платежом красен.
 
Джованни Боккаччо. ДЕКАМЕРОН. БИБЛИОТЕКА ВСЕМИРНОЙ ЛИ­ТЕРАТУРЫ, Т. 29.

Copyright MyCorp © 2017