Баннеры

Лучшая частная школа Росинка. Москва.


Турнир проводится негосударственной школой Росинка

Проект негосударственной школы Росинка

Новости

Форма входа

Поиск

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Календарь

«  Октябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031




Вторник, 17.10.2017, 14:20
Приветствую Вас Гость | RSS
Мировая художественная культура
Сайт ЧУ ОО средней общеобразовательной школы "Росинка"
Главная | Регистрация | Вход
Стиль, образы, символы


   На основании результатов современных исследований творчества Босха искусствоведы относят к сохранившемуся наследию художника 25 картин и 8 рисунков. Картины — это триптихи, фрагменты триптихов и отдельные, самостоятельные картины. Лишь 7 творений Босха подписаны.
   Основными мотивами творчества Босха являются изображения рода людского, погрязшего в грехах и глупости, и бесконечного разнообразия адских мук, ожидающих его, а также Страсти Христовы и сцены искушения святого, которому неколебимая твердость его веры позволяет противостоять натиску врагов – Мира, Плоти, Дьявола.
   Символика Босха очень разнообразна. Подобрать общий ключ к его творениям очень сложно. Символы меняют значение в зависимости от сюжета, их происхождение может быть из разных источников, порой далеких друг от друга - от мистических трактатов до практической магии, от фольклора до ритуальных представлений.
   Все символы можно поделить на несколько групп.
   Одни символы связаны с алхимией. Как уже говорилось выше, алхимия в позднем средневековье была своеобразным явлением культуры, которая, как считалось, граничит с ересью. Босх придаёт алхимии негативные, демонические черты. Алхимические стадии превращения зашифрованы в картинах в цветовых переходах; зубчатые башни, полые внутри деревья, пожары, являясь символами Ада, одновременно намекают на огонь в опытах алхимиков; герметичный же сосуд или плавильный горн — это ещё и эмблемы чёрной магии и дьявола.
 
Фрагмент картины "Распятие с донатором"

 

Фрагмент картины "Св.Иероним за молитвой"

 

Фрагмент триптиха "Страшный суд"
 
   Среди причудливых созданий, населяющих фантастические композиции Босха, особое место занимают животные - постоянные персонажи приданий и сказок. Образы животных у Босха предполагают возможность символической интерпретации, уводящей к истокам христианского восприятия природы. Вслед за библейским разграничением «чистых» и «нечистых» существ, бестиаристы[1] противопоставляли животных, символизировавших Христа (орел, феникс, пеликан), тварям, вызывавшим ассоциации с образом дьявола (жаба, обезьяна). Природа воспринималась как арена постоянной борьбы добрых и злых сил, и Босх лишь расширил поле этой непрерывной битвы, перенеся её в пространство человеческой души.
 
Фрагмент картины "Искушение Св.Антония"

 

Фрагмент картины "Св.Иоанн Креститель в пустыне"

 

Фрагмент картины "Несение креста"
 
   Изображаемые вещи и предметы связывается между собой сюжетными, пространственно-временными и логическими отношениями и складываются в грандиозные картины земного мира. Босх строит его по законам оптического видения. На первых планах его работ - темные тона, затем они постепенно высветляются к горизонту, где в дымке голубых, розовых и золотистых тонов земля сливается с небом, краски которого опять сгущаются и темнеют по мере приближения к нам.
 
Триптих "Воз сена"
 
   Мир объективен и прекрасен - это убеждение Босх разделяет со своей эпохой, он существует независимо от человека, но он есть и вместилище человеческой жизни со всеми её грехами. Поэтому природа в целом, как и каждый отдельный её элемент, отмечена у Босха печатью принадлежности к человеческой повседневности. На картинах Босха практически всегда мы видим пейзаж, его пространство населено крохотными фигурками людей. Природа пронизана ритмом жизни, ощущением её протяженности и быстротечности, её веселой и в то же время трагической суеты. Пейзажи Босха окрашиваются в эмоциональные цвета этого ощущения.
   Интерес Босха к реальной действительности, его стремление охватить мир целиком и желание воссоздать универсальную картину мира - во всем этом проявляются черты новой эпохи Ренессанса. Однако в способе отражения действительности, в своем творческом методе, Босх оказывается прочно связанным с предшествующей культурой. Изображаемые предметы интересуют художника не только и не столько сами по себе; они являются для него как бы знаками и символами образного языка, на котором художник ведет повествование об устройстве мироздания и смысле человеческой жизни.
   Средневековые представления о мире, религиозные, этические и эстетические воззрения, наложили свой отпечаток на образный язык его искусства. В основе средневекового мировоззрения в целом лежала идея о божественной сущности всех вещей и явлений. Такое постижение мира, которое можно назвать символическим, было не результатом предписаний церкви, а объективным качеством средневекового сознания. Весь мир представлялся тогда неким организмом, разные части которого связаны между собой хотя и незримыми, но вполне реальными нитями. Вся система мироздания в средневековом представлении, от светил до насекомых, замыкалась на человеке, пересекалась во всех своих направлениях с его индивидуальной жизнью и исторической судьбой.
    Язык символов, аллегорий, реализованных метафор, сложных ассоциаций, аналогий и параллелей был специфическим языком средневекового мышления. Каждая отрасль знаний видела в реальном мире, прежде всего, определенную систему символов, и каждый предмет, вещь или явление приобретали то или иное значение, в зависимости от системы, с точки зрения с которой они рассматривались. Новое ренессансное мироощущение пробило брешь в системе средневековых эстетических представлений, и сквозь нее в еще религиозную по сюжетам живопись хлынул широким потоком земной мир. Со всем многообразием своих форм и их значений. Развитие Нидерландской живописи в XV веке происходит под знаком этого все расширяющегося процесса, и творчество Босха можно рассматривать как его кульминацию.
   Многие поколения исследователей пытались найти ключ к непонятной символике его произведений, начиная от монаха Сигуэнса[2], видевшего в них дидактическую религиозную проповедь, до современных ученых искусствоведов, трактующих их то как зашифрованное учение еретической секты, то как астрологические трактаты и т.д. Но чрезвычайно разнообразный и сложный символический язык Босха никогда не укладывался целиком в рамки этих толкований. Главное в чтении символов в произведениях Босха - это их сюжетная канва. На этом уровне лежат основные реалистические достижения и завоевания Босха: он открыл область бытового жанра и пейзажа, он был мастером бытописания и психологии, он поэтически ощущал красоту и богатство реального мира, был новатором в передаче его материальных форм.
   В ранних работах Босха доминируют «буквальное» содержание и морально-назидательный смысл, в них реалистически изображены жанровые сцены, скрывающие дидактическое назидание, а сатирическая, даже гротескная трактовка персонажей выявляет нравственные позиции Босха по отношению к ним. Черты карикатурности в облике его персонажей объясняются их моральной ущербностью.
 
Столешница "Семь смертных грехов"
 
   В поздних триптихах на первый план содержания выступают общие теологические идеи, но сюжетный уровень в них всегда сохраняется. Акценты «буквального» и морального уровней содержания потребовали от Босха изменений в композициях своих больших триптихов. До Босха содержание нидерландских триптихов «прочитывалось» от центра, где изображались главные события и персонажи, к боковым створкам. Босх развертывает их содержание слева направо: от сотворения мира и человека через грехи земной жизни к возмездию, предавая тем самым временную протяженность сюжета человеческой истории и логическую последовательность своей моральной концепции. Прочтения босховского триптиха справа налево будет заведомо неправильным. Триптихи задуманы и использованы для алтарей.
 
Типтих "Сад земных наслаждений"
 
   В одном и том же изображении могут содержаться различные, порой взаимоисключающие смыслы. Наилучшим примером может служить сова, изображение которой проходит сквозь все творчество Босха. Несчастье, гибель и зло, смерть, птица тьмы и дьявола, ересь, человеческая слепота, безрассудство и глупость, распущенность, опыт и мудрость, враг невинности, с одной стороны, и символ добродетели, с другой - все эти символические значения совы, предложены в исследованиях о Босхе. Блотте-Эббес (1964г.) указала, что Босх изображал разные виды сов, например малую совку («Воз Сена»), ушастую и желтую сову («Сад земных наслаждений»). Исследовательница полагает, что каждый вид совы имел свое символическое толкование. По её мнению Босх мог рассматривать желтую сову как воплощение дьявола. Сова использовалась в то время также в качестве приманки при ловле других птиц, и поэтому может также восприниматься как символ искушения или обмана.
 
Фрагмент триптиха "Воз сена"

 

Фрагмент триптиха "Сад земных наслаждений"

 

Фрагмент картины "Корабль дураков"
 
   Часто мы сталкиваемся в его картинах со странными изображениями, скомпонованными из частей различных предметов и живых существ. Таково, например, фантастическое существо в левой створке «Искушения Св. Антония», задняя часть которого есть туловище слона с ногами саранчи, заканчивающееся хвостом скорпиона и увенчанное башней, а передняя - голова рыбы, пожирающей другую рыбу, с горящим кустом вместо хвоста. Оно представляет, очевидно, комбинацию символов зла (саранча), глупости (слон), похоти (скорпион), социальной несправедливости (изображение рыб). Смысл многих символов сейчас утрачен, и восстановить его не представляет возможным.
 
Фрагмент левой створки триптиха "Искушение С.Антония
 
    Одним из важнейших пластов средневековой культуры, служивших для художественного языка Босха неисчерпаемым источником как смысловых значений, так и изобразительных мотивов, была, как уже отмечалось, область фольклора. Но ещё более тесную связь с истоками народного сознания выявляет сама трактовка Босхом форм предметного мира, и в первую очередь человеческого тела. Эстетические представления Босха очень далеки от классического идеала совершенного, гармонически завершенного прекрасного тела. Среди его рисунков есть десятки набросков уродов, калек. В его живописи люди чаще всего предстают в виде утрированно неуклюжих, нелепых существ с телом непропорциональным, отмеченным признаками болезней, пороков и старости. Только художник Возрождения, тонко чувствующий физическую красоту тела, мог с такой силой через его пластику выразить и пафос отчаяния в фигурках грешников. Для Босха, как для народного художника, человеческое тело не является самостоятельным объектом эстетического любования. Оно инструмент, каждая часть которого выполняет определенную функцию в деятельности человеческого организма. И Босх свободно обращается с этим инструментом, то разбирая его на части, то создавая из них новые, невиданные комбинации.
   Сложная символика представлений во многом определяет отношение к миру художников, живших в этот период. Босх был убежден: человечество погрязло в грехе. Отсюда и морализаторское начало в искусстве художника. Без учета этого обстоятельства невозможно не только расшифровать некоторые загадочные элементы образного языка Босха, но и понять многие необычные особенности его художественной системы: принципы композиции, пространственного построения его картин и ту «модель мира», которую он воссоздал в своем искусстве.
 
[1] Бестиа́рий (от лат. bestia, «зверь») — средневековый сборник зоологических статей (с иллюстрациями), в которых подробно описывались различные животные в прозе и стихах, главным образом, с аллегорическими и нравоучительными целями. Бестиаристы – авторы бестиариев.
[2] Сигуэнс Хосе - испанский монах.



Copyright MyCorp © 2017